Курс валют:

      Одиночным заправкам не предоставляется…

      03 августа, 10:45

      Владелец АЗС ИП «Кодир» Байлар Бекжанов заложил дом и взял в кредит 30 млн тенге, чтобы заняться нефтяным бизнесом. Однако, по его словам, автозаправка простаивает вот уже четыре месяца.

      Мужчина рассказал, что хотел открыть бизнес для сына.

      «Построил ее в прошлом году, но работать не смог, так как ни бензин, ни ГСМ не дали, все ушло крупным заправкам. Мой объем - 100 тонн дизеля в месяц и 50 тонн бензина. А по факту дают 10 тонн дизтоплива и 30 тонн АИ-92. И все. Говорят, нет объемов бензина и дизтоплива. Теперь вот четыре месяца закрытая стоит АЗС. У меня работают 12 человек. Каждый месяц я должен платить коммуналку плюс заработную плату, а это около полутора миллионов тенге», - рассказал Бекжанов на круглом столе по противодействию незаконному обороту нефти и нефтепродуктов, который прошел в Департаменте экономических расследований (ДЭР) по городу Шымкенту.

      Судя по тому, что в городе водители некоторых автобусов все еще отказываются включать кондиционеры, мотивируя это нехваткой топлива, проблема касается не только тех бизнесменов, которые имеют одну-две АЗС. Однако заместитель акима Шымкента Айбек Саттыбаев уверен: солярки в городе достаточно.

      «У нас в каждый осенне-весенний период начинается непонятный ажиотаж. Наша задача - не допустить дефицит ГСМ и чтобы цены держались на утвержденных Министерством энергетики лимитах. Если водитель какого-то автобуса говорит, что нет топлива, дайте нам знать. Солярки в городе достаточно. Надо разбираться с водителем, возможно, он сливает ее. И потом, 75 процентов автобусов у нас работают на газе. Нужно заявление, в котором должен быть номер маршрута и автобуса. Разберемся», - отметил заместитель акима.

      Владелец нефтебазы Сакен Турсынбеков обратил внимание на другой аспект. Он отметил, что в данный момент дефицита ГСМ в Шымкенте действительно нет, но всю солярку сейчас забирают сельхозпотребители.

      «Вот, к примеру, на нефтебазе имеется объем дизтоплива 10 тысяч тонн. Но это предназначается для сельхозников. А по отчету в Шымкенте на нефтебазе есть солярка, 10 тысяч тонн. Вроде хватает. Но это же не для всех, мы ее не имеем права никуда продавать. У нас на нефтебазе нет никакого дефицита, но ГСМ у нас не для всех», - отметил С. Турсынбеков.

      Заместитель руководителя ДЭР по городу Шымкенту Руслан Данаев рассказал, что крупные сети АЗС обеспечены топливом на сто процентов, а вот некоторым мелким субъектам предпринимательства его выделяют недостаточно.

      «Сейчас прозвучало, что при лимите 45 тонн одиночные АЗС по факту получают 5-10 тонн. И наша задача – убрать лишних посредников. Мы для того и проводим круглый стол, чтобы выслушать бизнесменов, тех людей, которые занимаются реализацией ГСМ, хотим услышать вопросы, которые их волнуют. У нас уже есть материалы, по которым сейчас проводится анализ. Однако уже сейчас можно сказать, что дефицит топлива - это действия недобросовестных операторов, а также оптовиков, которые работают в сфере купли-продажи ГСМ и нефтепродуктов. Мы не можем осветить некоторые моменты, потому что проводим следственные мероприятия», - отметил спикер.

      Председатель ассоциации АЗС «Ынтымак» Бакытжан Колдасов рассказал, что ресурсосодержатели, или «давальцы» (те, кто распределяет топливо по заправкам), отпускают дизель по самой высокой цене - 230 тенге. Это тот потолок лимита, который установило государство для дизтоплива.

      «И получается, что государство на АЗС цены регулирует, а у «давальцев» – нет. И в результате «давалец» ставит 230, а АЗС как прибыль получить? То есть розничная и оптовая цены должны быть разными. Должна же маржа оставаться. Наше предложение – нужно как можно больше «давальцев», которые хотят заниматься переработкой нефти, им нужно открывать двери. Чем больше конкурентная среда, тем лучше. Чем больше на рынке «давальцев» и переработчиков, тем лучше. Они будут конкурировать - и рынок сам себя отрегулирует. И мы должны запустить товарную биржу. Этот вопрос с биржей рано или поздно вылезет, без биржи мы не обойдемся. Она предоставит всем равные возможности», - заявил Б. Колдасов.

      Сотрудники ДЭР по Шымкенту привели еще один простой пример того, что способствует возникновению дефицита ГСМ.

      «Сейчас на границах Казахстана с соседними странами задерживаются вагоны, где указан другой продукт - скажем, мазут, присадки, а по факту вывозят АИ-92, АИ-95. Из Шымкента топливо вывозят на машинах в канистрах, по 10-20 канистр. Казалось бы, мелочь. Но если этим занимается сотня машин в день, уже не мелочь. Много фактов незаконного вывоза нефти и нефтепродуктов в Кыргызстан», - рассказал Р. Данаев.

      Временно исполняющий обязанности руководителя оперативного управления Даурен Тургунбаев заявил, что признаков картельного сговора на данный момент нет.

      «Но налицо все признаки создания искусственного дефицита. В прошлом году было зарегистрировано семь фактов по статье 197 Уголовного кодекса РК – незаконный оборот нефтепродуктов. С начала этого года Агентством финансового мониторинга в Казахстане было выявлено 36 уголовных правонарушений, незаконный оборот нефтепродуктов. Из них два уголовных дела зарегистрированы шымкентским департаментом. И это притом, что мы не являемся приграничным департаментом», - заявил Д. Тургунбаев.

      Он рассказал, что сотрудники департамента не могут отбирать пробы из цистерн и вагонов на границе, так как это расценивается как вмешательство в деятельность МСБ.

      «Ведь на границе вагоны и цистерны опечатаны. А если откроешь – вмешательство в МСБ. Открываем только в том случае, если на сто процентов уверены, что в емкости именно бензин, а не присадки или мазут, как написано в документах. Например, вчера открыли, там бензин был, хотя заявляли другой продукт. Вывозят за пределы Казахстана, туда, где нефть дороже», - рассказал Д. Тургунбаев.

      Кроме того, сейчас специалисты департамента разрабатывают еще одну схему.

      «Например, профильное управление запросило на весенне-осенние полевые работы по тысяче тонн – всего две тысячи. Но при реализации этого дизельного топлива остается остаток 300 тонн, или 30 процентов. А этот остаток реализуется не по льготной цене, а по рыночной. У нас возникает резонный вопрос, каким образом этот остаток образовался, если заявку подали 43 крестьянских хозяйства, а по нашим сведениям, получают ГСМ не все в полном объеме. Наша цель - выявить этот момент, мы эту схему видим, то есть само формирование заявки идет завышенным», - отметил спикер.

      Однако Руслан Данаев тут же уточнил, что заявлять надо немного больше, чтобы не получилось так, что потом не хватит солярки.

      «Могут влиять погодные условия, особенности рельефа, состояние техники. Уж лучше пусть будет запас. Но остаток должен быть прозрачным, чтобы все видели его, это должно отражаться в электронной базе управления», - подчеркнул он.

      Сотрудники ДЭР озвучили свое предложение - устанавливать на нефтебазах контрольные приборы учета (КПУ), чтобы было видно, сколько бензина налили, сколько реализовали и кому. Однако владельцы нефтебаз тут же заявили о невозможности такого учета.

      «Объем нашей нефтебазы - 42 тысячи кубов. Прибор учета налива стоит. Но хотят, чтобы прибор учета фиксировал каждого клиента. Это нереально. Учитываем общий объем поступившей нефти. Например, на Шымкентском нефтеперерабатывающем заводе есть полный учет, кому, сколько и куда отправляют нефть. Потому что у них есть СНТ – сопроводительная накладная на транспорт. Эти СНТ есть в электронной базе, все их видят: я вижу, налоговая видит тоже. То есть любая заявка на завод видна, кто сколько просит и откуда. Приборы учета устанавливать очень дорого, частнику невыгодно. Есть Ассоциация нефтебаз, они должны были установить КПУ в 2016 году, но продлили до 2021, а сейчас - до 2024 года. Есть товарно-транспортная накладная. И каждый день мы остатки можем сдать. А каждый клиент куда забрал топливо – это невозможно отследить», - заявил Сакен Турсынбеков.
      Однако при необходимости отследить всю цепочку реализации бензина и солярки можно, видно, сколько было заправлено топлива и сколько реализовано. Ведь на АЗС фиксируется каждая сделка. А для того, чтобы бензин и солярка распределялись согласно заявкам по всем АЗС, независимо от их принадлежности крупным компаниям или бизнесменам-одиночкам, мелкие АЗС Шымкента и Туркестанской области решили объединиться в консорциум.

      Юрий Пак

      Галерея

      2007
      2008
      2009
      2010
      2011

      Опрос

      Какая информация считается для вас интересной?

      Результат