По остаточному принципу: может ли Казахстан влиять на вододеление трансграничных рек?

314

Невыгодное географическое положение Казахстана, зависящего в водохозяйственной политике от соседних государств, приводит к потери части объёмов трансграничных рек. Самая высокая зависимость от соседей у РК по Арало-Сырдарьинскому (91%), Жайык-Каспийскому (82%) и Шу-Таласскому (74%) речным бассейнам. Дальнейшие прогнозы пессимистичны, но есть план снизить водную зависимость от других стран на 25%.

По подсчётам экспертов Министерства водных ресурсов и ирригации (МВРИ) РК, за последнее десятилетие в пяти из восьми крупнейших речных бассейнов Казахстана уменьшился объём поступлений. Больше всего пострадал Арало-Сырдарьинский водохозяйственный бассейн, объём которого сократился на 38% за счёт забора воды Узбекистаном. Более чем на 2 куб. км уменьшились поступления из Чёрного Иртыша, который несёт свои воды из Китая. В относительном выражении сокращение составило 21,5%. Аналогичная ситуация при вододелении рек Китая и Казахстана происходит в Балхаш-Алакольском речном бассейне. Там приток со стороны Поднебесной за эти годы уменьшился на 15,3%, или на 2,3 куб. км.

В недавно разработанной Концепции развития системы управления водными ресурсами на 2024–2030 годы сказано, что из восьми речных бассейнов низкая антропогенная нагрузка наблюдается только у Тобыл-Торгайского. Забор воды из Тобола и его притоков для нужд сельского хозяйства или коммунально-бытового сектора составляет всего 4,8%. Умеренную нагрузку от воздействия человека — от 11% до 14% — испытывают реки Балхаш-Алакольского, Иртышского и Ишимского бассейнов.

Остальные четыре водохозяйственных бассейна, по данным МВРИ РК, имеют разной степени высокие нагрузки. Например, вся западная часть Казахстана, относящаяся к Жайык-Каспийскому бассейну имеет третий уровень нагрузки — высокий. Однако такую оценку аналитики ведомства дают по суммарным объёмам бассейна, с учётом поступления речного стока из России. Если же представить, что северный сосед будет продолжать увеличивать забор воды из Урала, то нагрузка на бассейн внутри Казахстана автоматически увеличится до пятого, критического уровня. То же касается и Шу-Таласского, Нура-Сарысуского и Арало-Сырдарьинского бассейнов: нагрузка «местных» водных ресурсов этих территорий без трансграничных вод возрастёт до критического уровня.

По оценкам экспертов Научно-исследовательского центра Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии (МКВК), уже в ближайшие годы мелеющее Аральское море может ожидать усугубление ситуации. В 2022 году в Афганистане, где формируется Амударья, началось строительство канала Кош-Тепа. Его собираются запустить к концу десятилетия. Афганистан планирует увеличить забор воды из Амударьи на 50% к 2028-2029 годам и пустить воду через канал для ирригации. Несмотря на то, что Амударья не протекает по территории Казахстана, так называемый афганский фактор может затронуть нашу страну косвенно, так как эта река впадает в Аральское море и влияет на всю экосистему бассейна. При этом у стран Центральной Азии нет никаких договорённостей с Афганистаном о вододелении. Такие пессимистичные прогнозы были озвучены аналитиками Евразийского банка реконструкции и развития на основе экспертизы МКВК.

В целом на ближайшую пятилетку эксперты дают негативный прогноз по водным ресурсам речных бассейнов Казахстана. По данным АО «Институт географии и водной безопасности» общий объём суммарных стоков (с учётом притоков, сформированных на территориях сопредельных стран) к 2030 году составит 99,4 куб. км — на 2,8% меньше фактического показателя средних по водности годов (102,3 куб. км).

Если в многоводные годы эта разница будет незаметной, то в маловодные периоды сокращение стоков на 2,9 куб. км может ощутимо ударить по сельскому хозяйству южных регионов Казахстана. Тем более, что наибольший вклад в водный «минус» внесёт как раз Арало-Сырдарьинский речной бассейн. Объём стока, по расчётам экспертов, в южных регионах Казахстана упадёт на 1,6 куб. км, или на 8,6%. Существенного сокращения можно также ждать на северо-востоке страны, на территории Иртышского бассейна (минус 1,2 куб. км) и южнее, на земле Балхаш-Алакольского бассейна (минус 0,9 куб. км).

В плюсе будут только три речных бассейна — Нура-Сарысуский, Тобыл-Торгайский и Шу-Таласский. Но они не смогут существенно повлиять на общую негативную оценку, так как суммарная доля их водных ресурсов составляет всего 7,2% от странового объёма.

Почему негативные прогнозы учёных-гидрологов могут сбыться? Дело в том, что Казахстан находится на территории нижнего течения многих трансграничных рек и по части водных ресурсов зависит от политических решений своих соседей. Но не все сопредельные государства готовы справедливо разделять ресурсы между странами. Казахстанские чиновники и дипломаты решают эту сложную политическую проблему уже много лет. Им удалось добиться определённых успехов, договорившись об установке счётчиков для подсчёта трансграничных вод с Узбекистаном. В прошлом году с коллегами из Кыргызстана был урегулирован вопрос поступления воды в Жамбылскую область. Принята совместная программа с Россией по сохранению и восстановлению экосистемы Урала.

Хуже всего ситуация обстоит с восточным соседом. Через полгода исполнится 10 лет, как Казахстан начал переговоры с Китаем по вододелению Чёрного Иртыша и других рек на востоке и юго-востоке. И хотя наши чиновники хвалились, что КНР не ведёт переговоров о трансграничных реках ни с кем, кроме РК, это нельзя считать достижением без конечного результата — подписанных соглашений. А их как раз до сих пор нет.

Несколько лет назад группа российских учёных Института океанологии РАН, Всероссийского НИИ гидротехники и мелиорации и Московского университета им. Витте опубликовала на сайте научной библиотеки «КиберЛенинка» статью о попытках Казахстана договориться с Китаем по Чёрному Иртышу и Или. В ней эксперты объясняют, почему власти КНР тянут с подписанием соглашений по вододелению с РК. Дело в том, что власти Поднебесной разрабатывали несколько крупных промышленных и ирригационных проектов в СУАР, для которых нужно стабильное водообеспечение. Это строительство ГЭС Цяобатэ на Чёрном Иртыше, 13 новых водохранилищ малой и средней вместимости, нефтехранилище, которому требуется вода для технических целей. Сейчас осуществляется второй этап проекта по освоению запада Китая, рассчитанный до 2030 года. Российские эксперты единогласны в своих оценках: если Китай значительно увеличит забор воды из трансграничных рек, возникнет серьёзная угроза для дальнейшего существования озера Балхаш. В кратчайшие сроки нарушится его экологическое равновесие.

Источник: https://energyprom.kz/ru/articles-ru/industries-ru/po-ostatochnomu-princzipu-mozhet-li-kazahstan-vliyat-na-vododelenie-transgranichnyh-rek/

Предыдущая запись
В Шымкенте зарегистрировано около 6 тысяч браков
Следующая запись
В тренде образованные: уровень безработицы среди населения с высшим образованием — 4%, с начальным — 17%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Видео

Қала әкімнің біріңғай қабылдауы жаңа форматқа көшті

Новость дня

Популярное среди читателей

Колонки редакторов

Все теги

Меню